«Самое плохое уже позади. Мы верим только в лучшее!» История Елены из Березовки, которая в одиночку уже 14 лет воспитывает дочку с ДЦП

«Самое плохое уже позади. Мы верим только в лучшее!» История Елены из Березовки, которая в одиночку уже 14 лет воспитывает дочку с ДЦП
Начало семейной истории Елены Самсон ничем не отличается от тысячи других – встречалась с парнем, они любили друг друга, поженились. Родители девушки, чтобы поддержать молодую семью, дали деньги на квартиру – и новоиспеченные супруги въехали в двушку. Спустя два года Елена забеременела… «Беременность протекала хорошо. Никаких подозрений на то, что у малышки, которую я носила под сердцем, будут проблемы со здоровьем. Мне сделали экстренное кесарево сечение. Врачи сказали сразу, что с ребенком что-то не то. Доченьку поместили в кувез. Предварительный диагноз – порок сердца. Однако позже выяснится, что мы спасали свою девочку не от той болезни», – начинает свой рассказ женщина. Она стала замечать, что иногда маленькая Ульянка странно себя ведет – тело как будто сжимается.

Врачи утверждали – ребенок просто вздрагивает, а мама только панику поднимает.

Как оказалось, интуиция матери не подвела – это были приступы эпилепсии. Правда, об этом она узнала, когда вместе с дочкой оказалась в центре «Мать и дитя» в Минске. Ульяне уже было 3 месяца – и многое было упущено. Здесь девочке поставили окончательный диагноз – ДЦП, спастический тетрапарез, атрофия зрительных нервов. В итоге – инвалидность IV степени.

Папа, узнав такие новости, сразу написал отказ... И супруге сказал: «Не откажешься от ребенка – не приеду забирать тебя из больницы».

«Врачи тоже предупредили, что девочка проблемная, вряд ли выживет. Проще написать отказную. Но оставить дочку я не смогла. Муж, кстати, слово свое сдержал и не приехал забирать нас», – вспоминает Елена.

Жизнь супругов, как принято говорить в таких ситуациях, разделилась на «до» и «после». Мама с дочкой месяц лежали в центре, потом на 10 дней приезжали домой «в отпуск», а после него – опять на лечение. Муж в первое время даже помогал в уходе за Ульяной, когда она была дома. Все было более-менее гладко и спокойно – до определенного момента.

 «Однажды мы вернулись домой с очередного курса лечения. Дочке года 2 было. Заглянула в почтовый ящик – там два письма. Сразу не обратила на них внимания. Заходим в квартиру – а оттуда всё вынесено. Она полностью пустая. Открываю конверты. В одном – извещение о разводе, во втором – о разделе имущества», – рассказывает женщина. Прихватил он с собой и все документы, даже ее паспорт, возвращать который пришлось с помощью милиции.

Суд разделил квартиру наполовину. Так как она была приобретена в браке, хоть и за деньги родителей Елены. Не учли даже, что на руках у супруги остается ребенок-инвалид.

«Чтобы квартира полностью осталась мне, пришлось выплачивать деньги мужу. Я влезла в долги», – говорит собеседница.

Так практически с нуля, в голых стенах, Елене и Ульяне пришлось начинать новую жизнь. Папа для дочери остался только в виде алиментов, от которых он всеми возможными способами уклонялся. Его родственники до сих пор не поддерживают связь с Еленой.

Несмотря на все сложности со здоровьем, Ульянка все-таки пошла в детский сад. Елена связалась еще с двумя мамами, у которых дети с ДЦП, и вместе они написали заявление. Для малышей организовали спецгруппу.

18.jpg

«Первые полгода кто-то из нас постоянно дежурил в группе. Это был очень сложный период. Воспитатели толком не знали, как ухаживать за такими детьми. Но общими усилиями справлялись», – вспоминает Елена.

Дальше было взятие очередного «рубежа» – школы. Моя собеседница просит не вдаваться в подробности, сколько усилий она приложила для того, чтобы Ульяна могла учиться и общаться с другими детьми.

Но это были не все проблемы, с которыми пришлось столкнуться. Березовка – город маленький, и специалистов, которые могли бы консультировать родителей таких детей, как Ульяна, здесь просто нет. Девочка находится под паллиативной опекой минского хосписа, но его сотрудники выезжают на дом только к минчанам, на периферию не едут. ЛФК, массаж, уколы и капельницы Елена делает сама – по образованию она медсестра. Чтобы получить что-то большее, нужно ехать в Лиду. А это – и деньги, и время.

«Ульяна очень любит воду, хорошо плавает. В реабилитационных центрах она с удовольствием посещает бассейн. Тренеры, которые там работают, говорят, что у нее есть потенциал и она могла бы попробовать себя в большом паралимпийском спорте. Но возможности тренироваться в Березовке у нас нет, так как здесь нет бассейна. Ездить в Лиду мы тоже не можем. У Ульяны – повышенный рвотный рефлекс, ее очень укачивает в транспорте. Чтобы без проблем перевезти ее в автомобиле, колю ей специальный препарат. Но он действует всего 2 часа, а принимать его можно не более одного раза в сутки. Этого времени нам не хватит для того, чтобы съездить в Лиду в бассейн и вернуться обратно», – рассказывает моя собеседница.

А еще Ульяна очень любит петь. Знает слова всех песен и с удовольствием выступает на школьных концертах. Сложностей с учебой девочка не испытывает – у нее в дневнике красуются «семерки» и «восьмерки». «Шестерка» – только по информатике.

«У нас проблемы со зрением. По словам офтальмологов, дочка видит только тени. А информатика – это прежде всего компьютер. Поэтому её мы знаем только в теории. Компьютер не подставишь под электронный видеоувеличитель, как, например, учебник. Если бы и в самой школе был такой планшет, было бы еще проще», – рассказывает Елена.

Мама отмечает, что Ульяна – очень старательная девочка. Пытается все делать сама – одеваться, кушать, пить, но ей во всем еще нужно помогать.

 11

По несколько раз в год Ульяна проходит реабилитацию в специализированных центрах. Все направления туда мама выбивает через Минздрав. В этом году из-за коронавируса они никуда не ездили – и это не прошло бесследно. В достижениях девочки замечен небольшой регресс.

Однако самая большая сложность на данный момент – это то, что Ульяна практически лишилась возможности посещать школу. Причина тому – ступеньки лестницы, которая связывает ее квартиру на 5 этаже с внешним миром. Раньше спуститься и подняться домой девочке вместе с мамой помогал сосед, но теперь у мужчины такой возможности нет.

«При поддержке и в корсете, который весит, кстати, больше 10 килограмм, мы еще можем передвигаться по квартире. Хотя из-за проблем с тазобедренными суставами Ульяне вообще нельзя ходить. Но вот подняться на 5 этаж – это целая катастрофа. Еще большая – спуститься с него. Без посторонней помощи никак не обойтись. Мы уже несколько раз падали вместе, у дочки даже диагностировали закрытую черепно-мозговую травму. От более серьезных последствий спасло то, что это была зима и Ульяна была хорошо одета», – говорит мама.

Вариантов, чтобы решить проблему, есть несколько. Однако в каждом из них есть свое «но». Электроподъемник стоит порядка 70 тысяч долларов плюс под него нужно делать проект. С просьбой установить его в доме мама обращалась к местной власти, однако ей ответили, что это экономически нецелесообразно – стоимость оборудования дороже, чем сама квартира. Второй способ – коляска-трансформер «Ступенькоход», но ее стоимость выше, чем нового авто. Из-за габаритов она не проходит ни в дверь подъезда, ни в дверь квартиры. Да и хранить ее негде.

Продать это жилье, чтобы купить другое на первом этаже, Елена также не может. Согласно условиям договора, по которому она занимала деньги, чтобы выплатить мужу половину стоимости квартиры, – как только она продаст недвижимость, сразу обязана вернуть остаток долга. Так она останется и без крыши над головой, и без денег.

«Несколько лет назад пыталась искать квартиру на обмен. Но опять же свои нюансы – в новом жилье нужно расширять двери, чтобы Ульяна могла свободно передвигаться на коляске. Но это, в первую очередь, время. А люди не хотят ждать. Но я не теряю надежды подобрать вариант», – говорит Елена.

Чтобы развивать свою дочку и дальше и обеспечивать ее всем необходимым, женщина умудряется еще и работать. Она трудится медсестрой на стеклозаводе «Неман». Однако денег все равно не хватает. Поэтому Елена обращается с просьбой ко всем неравнодушным людям:

«Я буду благодарна всем, кто сможет оказать нам посильную помощь. Мы с Ульянкой проделали огромную работу, чтобы достичь тех результатов, которые у нее сейчас есть. И мне очень не хочется, чтобы наши все труды были напрасными».

Помочь Елене и Ульяне Самсон можно, перечислив посильную для вас сумму на благотворительные счета или на карту «Белагропромбанка» 5323 0800 4480 9227, срок действия – 08/23.

Эти деньги пойдут на реабилитацию и лекарства для девочки.

Связаться с Еленой можно по телефону 8 (044) 78-44-720.

 

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ СЧЕТА

открыты в филиале №413 ОАО «АСБ Беларусбанк», г. Лида, ул. Советская, 10 УНП 500191715; МФО АКВВВY21413

белорусские рубли: транзитный счет №BY33AKBB38193821041094200000 на благотворительный счет BY85AKBB31340000046764220033 в отделении №413/33

доллары США: транзитный счет №BY65AKBB38193821057174200000 на благотворительный счет №BY18AKBB31340000046744220033 в отделении №413/33

евро: транзитный счет №BY66AKBB38193821057174200000 на благотворительный счет №BY70AKBB31340000046774220033 в отделении №413/33

российские рубли: транзитный счет №BY66AKBB38193821057174200000 на благотворительный счет №BY85AKBB3134000004675422033 в отделении №413/33

Назначение платежа: для зачисления на благотворительный счет Самсон Елены Станиславовны для Самсон Ульяны Сергеевны

 

 

Последнее изменениеПятница, 11 сентября 2020 12:12
Наверх

Принеманские вести

 © 2009-2019 Принеманские вести. Все права защищены. 
Полное или частичное использование материалов газеты и сайта допускается только с разрешения редакции.

Яндекс.Метрика

Принеманские вести. 2019

Войти на сайт через социальные сети.